Проблема натуральных обязательств.

Рассмотрение института натуральных обязательств выявляет целый ряд свойств гражданского права, которые, как правило, остаются в тени при исследовании иных институтов. Натуральное обязательство как гражданское правоотношение обнаруживает, что обязательство существует и без иска, что иск и ответственность представляют собой различные правовые явления, что принуждение не исчерпывается исключительно ответственностью, что содержание принуждения составляют правомочия кредитора, а не внешнее насилие государства, что участие государства в принуждении посредством иска есть лишь способ осуществления кредитором принуждения в отношении должника.

Натуральные обязательства могут служить средством придания юридической силы отношениям, ранее не признаваемым правопорядком. Во многих случаях они возникали в результате «смягчения» санкции, предусмотренной за совершение тех или иных действий (например, обязательства из игр и пари).

Данное качество конструкции натурального обязательства позволяет сделать вывод о ее значительном потенциале, в частности, о возможности ее применения для регулирования отдельных отношений, которым в соответствии с действующим российский законодательством не придается юридическая сила (например, обязательства лиц, не обладающих полной дееспособностью).

Актуализируется проблема понятия натуральных обязательств и их правовой природы. Определение натуральных обязательств как обязательств, лишенных исковой защиты, хотя и возможно для закрепления в тексте закона, но нельзя признать удовлетворительным с научной точки зрения, поскольку содержательная характеристика здесь заменяется внешней, формальной; критерии отнесения обязательств к числу натуральных не приводятся, а условия, в соответствии с которыми требование лишается иска, не называются. С учетом того, что все современные правовые системы, воспринявшие концепцию натуральных обязательств, основывались на положениях римского права, представляется, что непосредственное обращение к вопросу о понятии и сущности римских натуральных обязательств может помочь в определении ориентиров при реформировании современного законодательства.

Е.А. Суханов пишет, что натуральные обязательства известны отечественному гражданскому праву и предлагает их определить как "юридически действительные обязательственные отношения, требования по которым в силу прямого указания гражданского закона не могут быть осуществлены в судебном (исковом, т.е. принудительном) порядке, но добровольное исполнение по которым не является неосновательным обогащением". Натуральные обязательства, как считает Е.А. Суханов, способны к новации, некоторые из них могут даже предъявляться к зачету, а также обеспечиваться поручительством или залогом. Е.А. Суханов подчеркивает, что натуральные обязательства возникают только из договоров, прямо названных в законе, и этим отличающихся от договоров, не поименованных в ГК РФ или иных федеральных законах. Сами по себе натуральные обязательства не составляют особой подгруппы обязательств, возникающих из договоров или односторонних сделок, поскольку их обособление связано не с особым характером оснований их возникновения или их содержанием, а с отсутствием их принудительной (исковой) защиты. Профессор Е.А. Суханов выделяет три группы (вида) натуральных обязательств по действующему законодательству. Первая - это обязательства, возникающие в связи с проведением игр и пари. Вторая - обязательственные требования, по которым кредитором пропущена исковая давность, при этом произведенное должником исполнение не может быть истребовано обратно. Третья - это обязательства, возникающие из "сделок на разность": фьючерсных, а также расчетных форвардных контрактов.



Как показывает развитие гражданского права, натуральные обязательства возникают неизбежно, без них гражданское право не обходится. Однако натуральное обязательство имеет свой, отличный от иных обязательств правовой механизм. Натуральное обязательство представляет собой "гибрид" реальной сделки и бесспорного обязательства. Исследователей натуральных обязательств, отрицающих правовой характер этих отношений, как правило, смущает невозможность принуждения со стороны кредитора в период времени между возникновением натурального обязательства, когда оно существует как "голое право", и исполнением натурального обязательства, которое превращает это голое право не только в признаваемое правом действительное правоотношение, но и в правоотношение, не просто имеющее юридическую защиту, но и бесспорное.

Исполнение в натуральном обязательстве имеет особое значение, поскольку оно не только запускает его правовой механизм, но и выполняет сразу несколько юридических функций, свойственных именно этому правоотношению. Исполнение создает презумпцию наличности, правомерности и действительности обязательства, а также создает презумпцию признания этого обязательства исполняющей стороной, чем, в частности, объясняется и то, почему в натуральном обязательстве надлежащим исполнением признается даже исполнение, произведенное под влиянием заблуждения о юридическом характере обязательства . При этом, поскольку исполненное не может быть истребовано обратно и, соответственно, судебная ревизия данного правоотношения невозможна, указанные презумпции по сути приобретают характер неопровержимых.


4788521137119835.html
4788579248480521.html
    PR.RU™